Цифровое право в России

Апр, 02 2019

В России при появлении цифровых финансовых активов Центральный банк и Министерство финансов определяли их как высоко рисковый, необеспеченный юридической защитой денежный суррогат, и предложили запретить на территории России.

Тем не менее, такая позиция существенно не повлияла на развитие цифровых активов в России, и это развитие отразилось в законах «О цифровых правах», который был принят Государственной Думой 12 марта 2019 года, и «О цифровых финансовых активах», который в настоящий момент рассматривается Государственной Думой.

Соответствующие законы устанавливают следующие основные понятия и положения:

Цифровое право. Оно означает, что права владельца на материальные объекты гражданских прав (вещи, результаты работ, услуг) могут удостоверяться цифровым кодом (как правило, паролем) или иными электронными данными. Также для облегчения сделок с цифровыми правами законопроект совершенствует правила ГК о форме сделок. Теперь для выражения волеизъявления о заключении договора стороне сделки достаточно нажать кнопку «ОК» под описанием условий договора.

Будет урегулирована сфера использования «самоисполняемых сделок» – смарт-контрактов. Смарт-контракты – это не самостоятельные сделки, а лишь условие об автоматическом исполнении договора, например, когда клиент поручает банку списание коммунальной платы в режиме «автоплатежа». В связи с этим, в Гражданский кодекс вносится правило о том, что при наступлении определенных обстоятельств сделка может исполняться ее сторонами путем применения информационных технологий.

Самым проблемным остается вопрос урегулирования цифровых финансовых активов, криптовалюты и токенов, являются ли они платежным средством, имуществом, валютой или ценными бумагами.

Соответствующий закон в течение долгого времени не может быть принят Государственной Думой. При этом уже начала складываться судебная практика, решающая вопрос, относить ли цифровые активы к законному виду имущества.

Особо заметным в этой связи можно считать Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 15 мая 2018 г. № 09АП-16416/2018 по делу № А40-124668/2017.

В процессе банкротства гражданина арбитражный управляющий обнаружил имущество в виде биткоинов на криптовалютном кошельке должника. Арбитражный управляющий обратился в суд с заявлением о включении содержимого криптокошелька в конкурсную массу и обязании должника передать управляющему пароль от кошелька.

Суд первой инстанции отказал во включении криптовалюты в конкурсную массу, поскольку она находится вне правового поля на территории Российской Федерации, соответственно, она не может быть включена в конкурсную массу.

Однако Апелляционный суд отменил решение нижестоящего суда. Суд указал, что Гражданский кодекс РФ не содержит закрытого перечня объектов гражданских прав, признал криптовалюту разновидностью «иного имущества» и включил его в конкурсную массу.

В связи с вышеизложенным, стоит отметить, что в России начинает формироваться практика, признающая цифровые финансовые активы и криптовалюту, в частности, законным видом имущества. Мы полагаем, что законодательные органы будут придерживаться аналогичных позиций при принятии соответствующих законов.